Казнить нельзя, помиловать

Тридцать первого января свой 24 день рождения отмечал Александр Логинов, о феноменальных выступлениях которого до сих пор памятуют наши болельщики. В 21 год Александр уже стал призерам этапа Кубка мира, выиграв по юниорам все, что только возможно. В свои 21 самый талантливый юниор своей эпохи сумел пробиться в российскую эстафетную команду, закрепившись в ней. Но потом, когда болельщики уже прочили Саше лавры одного из лидеров сборной, допинг-тест, сданный за несколько дней до начала сезона 13–14, показал положительный результат. Позже Александра отстранили на 2 года. Таким образом, к соревнованиям наш 24-летний, и все еще молодой биатлонист, вернется только в следующем сезоне.

Почему не стоит винить спортсмена?

Действительно, оправдывать спортсмена никто не будет — отказ от вскрытия пробы «Б» означает фактическое признание в употреблении допинга. Другое дело, что сразу после вердикта о положительной пробе на голову спортсмена вылилось огромное количество грязи, поток которой не иссяк до сих пор.

Просто вспомните себя в 21 год. В этом возрасте голова на плечах присутствует далеко не всегда. Это именно тот период жизни, когда совершаешь множество ошибок, о которых позже можно жалеть всю жизнь. Конечно, кто-то может упрекнуть Логинова в том, что он нанес удар по и без того подмоченной репутации российского биатлона. Но контроль за репутацией всего российского биатлона — это уже дело СБР, которому стоило бы более тщательно проверить спортсмена, отстранив Логинова без лишнего шума, сославшись на какую-нибудь травму спины. И подобные размышления о безответственности СБР в допинг-скандалах, которые повторяются из года в год, приводят к весьма печальным рассуждениям.

Допинг — реальность или исключение?

Фармакология в спорте — это реальность. Об этом заявляют и сами биатлонисты*. То есть в каком-то смысле допинг принимают все. Тот же Сундбю заявлял, что использует препараты против астмы, которые расширяют объем легких и, соответственно, влияют на спортивные показатели. В связи с этим тот же младший Бе, заявляя о том, что надеется больше не увидеть Логинова на этапах Кубка мира, как минимум лукавил, ведь грань между запрещенным и разрешенным очень тонка, а отдача с точки зрения результативности порой и вовсе одинакова. Казалось бы, в чем проблема? Используй разрешенные препараты, и будет тебе счастье. Но на деле все обстоит немного иначе. В реальности допинговые скандалы порой начинаются не со спортсмена, а с головы врача, который ошибочно считает, что успеет вовремя вывести следы препарата из крови. Соблазн съесть рыбку, не сев сами понимаете на что, здесь очень велик. И если опытный биатлонист от этого соблазна может отказаться, то 21-летний парень может довериться врачу, который, возможно расскажет, что «так делают все». В пользу этой версии свидетельствует недавний скандал с нашей сборной по легкой атлетике. На употреблении допинга поймали всю российскую сборную. Почему? Да потому что врач идиотом оказался. Говорить о допинге в биатлоне я не могу — компетенции для этого недостаточно, но о том, что допинг повсеместно используется в легкой и тяжелой атлетике, а также во всех видах спорта, смежных с ними, я могу с полной ответственностью, так как об использовании допинга в легкой и тяжелой атлетике знаю не понаслышке. А если вы думаете, что это только русские такие засранцы, и только мы можем использовать допинг, просто взгляните на такой вид спорта, как бодибилдинг. Среднестатистический профессиональный бодибилдер — это огромная гора мышц, которая внешне смотрится крайне неестественно. 50 лет назад такие результаты, несмотря на то, что тренировочные методики с тех времен, в общем-то, не изменились, казались чем-то нереальным. А теперь вопрос: если подход к тренировкам не изменился, тогда почему среднестатистический бодибилдер стал на 20 килограмм больше? Само собой, это допинг. Причем в данном виде спорта использование допинга, несмотря на то, что официально в культуризме все «чистые и невинные», даже сами спортсмены не скрывают. Это попросту глупо. Другое дело, что у биатлонистов нет столь явных признаков использования запрещенных препаратов. Поэтому биатлон неофициально считается более чистым спортом. Ну а чтобы понять, как дела обстоят в реальности, нужно вариться внутри биатлонного сообщества. А спортсмены нам, естественно, картину изнутри обрисовывать не будут.

Повышенная осторожность

По словам лыжника Никиты Крюкова* «Если им нужно кого-то закрыть, то они могут дисквалифицировать любого спортсмена. На любого можно накопать, что-то сделать и закрыть».

Это, собственно говоря, тот взгляд изнутри спорта, которого нам так не хватает. Действительно, если руководители WADA — это американцы и норвежцы, то никакой уверенности в том, что они не закроют глаза на ошибки своих, словив на первом же промахе наших спортсменов, быть не может. Но такова реальность. И здесь, как мне кажется, не стоит сетовать на несправедливое судейство. На уровне федераций нужно делать так, чтобы наши биатлонисты для международной общественности всегда были чисты.

Заключение

Проблема допинга в спорте — это действительно злободневная тема. Людям, которые находятся вдали от спорта, трудно признавать, что весь современный спорт высших достижений — это сплошная фармакология. Другое дело, что исходя из собственного опыта, я могу утверждать, что то, будет ли спортсмен «чистым», или же его дисквалифицируют на долгие год, по большей части зависит не от самого спортсмена, а от тех, кто с ним работает. И виновников всех допинговых проблем России нужно искать не на лыжне, и даже не в WADA, а в тренерском штабе. Среди медиков, которые уже неоднократно подставляли российский биатлон. Конечно, умный биатлонист сам проверит корректность действий медиков, но какого ума мы требуем от 21-летнего (на момент использования допинга) парня?

Ожидая возвращения в элиту

Александр Логинов обязательно вернется в элиту мирового биатлона. Ему всего 24. Это возраст, когда до полного раскрытия потенциала биатлониста еще далеко, но заявлять о себе уже нужно. Александр сделал это раньше. Он сделал это в свои 21, после чего выбыл из спорта до старта следующего биатлонного года. Конечно, отсутствие соревновательной практики не может не сказаться, прежде всего, на психике спортсмена. Но если Алеександр настоящий спортсмен, если биатлон — это действительно то, чем он живет, эта неприятность не сломает его, а сделает только сильнее. В таком случае возвращение Логинова в большой спорт может оказаться триумфальным. И тогда эта фамилия вновь «обелит» себя в глазах и ушах российских болельщиков, а саратовский спортсмен сможет восстановить временно потерянную репутацию.
*- Ростовцев о допинге
*- Никита Крюков о WADA

Логинов


Метки: , ,

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*